?

Log in

No account? Create an account

Фантастичнее вымысла

Снит и видит

Previous Entry Share Next Entry
даст бог, придет время, когда добрые люди не все будут бедняками
uwillseetheend
6db5876892ba
свой узкий литературный интерес паланик-пелевин-рубина решила разбавлять прочтением лауреатов. начала с пулитцеровской
харпер ли - "убить пересмешника" отлично, добро и захватывающе
фолкнер - "похитители"  - пожалуй, и не вспомню о чем
а потом в начале декабря ткнула на "гроздья гнева". ну что ж, для человека, ищущего вдохновения и жажды жизни, ткнула я не туда. но это были интересные 600+ страниц историй о человеке. все, кроме последней страницы, имело отклик. и если ее вклад в смену ситуации того времени не преувеличен, то это браво. это то, ради чего имеет смысл все. проповедник очень хороший образ
[ци:]

...и вдруг - как это у меня вырвалось, и сам не знаю: "К чертям собачьим! - говорю. Греха никакого на свете нет, и добродетели тоже нет. А есть только то, что люди делают. Тут одно от другого не оторвешь. Некоторые их дела хорошие, некоторые плохие, вот и все, а об остальном никто судить не смеет". - Кэйси замолчал и поднял глаза от ладони, куда он укладывал свои слова.
Джоуд слушал проповедника с усмешкой, но взгляд у Джоуда был острый, внимательный.
- Дотошный ты человек, - сказал он. - Додумался.
Кэйси заговорил снова, и в голосе его звучала боль и растерянность:
- Я себя спрашиваю: "А что такое благодать, ликование духом?" И отвечаю: "Это любовь. Я людей так люблю, что бывает сердце кровью исходит". И опять спрашиваю: "А Иисуса ты разве не любишь?" Думаю, думаю... "Нет, я такого не знаю. Историй всяких про него слышал много, а люблю только людей. Сердце исходит кровью от такой любви; хочется мне, чтобы они были счастливые, потому и учу их: может, думаю, у них от этого жизнь станет лучше". А потом... Наговорил я тебе чертову пропасть. Ты, может, удивляешься: проповедник, а сквернословит. Никакого тут сквернословия нет. Так все говорят, и ничего плохого я в этих словах теперь не вижу. Ну да ладно. Мне только еще одну вещь хочется тебе сказать, а то, что я скажу, проповеднику говорить грешно,
- значит, я не могу больше проповедовать.
- О чем ты? - спросил Джоуд.
Кэйси несмело взглянул на него.
- Если тебе что не так покажется, ты уж не обижался, ладно?
- Я обижаюсь, только когда мне нос расквасят, - сказал Джоуд. - Ну, что ты там надумал?
- Думал я про духа святого и про Иисуса: "Зачем нам нужно сваливать все на бога и на Иисуса? Может, это мы людей любим? Может, дух святой - это человеческая душа и есть? Может, все люди вкупе и составляют одну великую душу и частицу ее найдешь в каждом человеке?" Долго я сидел, думал и вдруг сразу все понял. Всем сердцем понял, и так это во мне и осталось.
Джоуд потупился, точно ему было не под силу вынести обнаженную правду в глазах проповедника.

<...>
- Сейчас всякие дела творятся, и многих людей это коснулось. Люди шагают левой ногой, шагают правой, как ты говоришь, и не задумываются над тем, куда идут, но путь у них одинаковый, у всех одинаковый. Ты прислушайся, как все движется, ползет потихоньку, шуршит... прислушайся, какое во всем этом беспокойство. Сейчас всякие дела творятся, а люди, которых это коснулось, ничего еще не знают... до поры до времени. Люди сдвинулись с места, едут на Запад, дома у них стоят пустые. И все это должно привести к чему-то. К чему-то такому, что перевернет всю страну.
Том сказал:
- А я знаю одно: шагнул левой, шагнул правой.
- Да, но если тебе встретится изгородь, ты и через изгородь полезешь?
- Надо будет, полезу,- сказал Том.
Кэйси вздохнул:
- Пожалуй, так лучше. Я с тобой согласен. Но ведь изгороди бывают разные. И люди разные. Есть вот вроде меня: изгородь еще не поставлена, а они уж лезут, не дожидаются.

<...>
Я все время слушаю. Потому и задумываюсь. Сначала слушаю, что люди говорят, а потом начинаю понимать, что они чувствуют. Я их все время слышу, я их чувствую; люди бьют крыльями, точно птицы, залетевшие на чердак. Кончится тем, что поломают они себе крылья о пыльные стекла, а на волю так и не вырвутся.

<...>
Грехи есть у всех. Что кажется нам грехом ? То , в чём мы не чувствуем уверенности . А тех , кто во всём уверен и не знает за собой никаких грехов , - тех сволочей я , на месте бога , гнал бы пинком в зад из царства небесного . Видеть их не могу.

<...>
Что человеку надо делать, пусть он то и делает. Ничего тебе не могу посоветовать. Ничего. Я не знаю, бывает ли так, чтобы приносить счастье или несчастье. А доподлинно мне известно только одно: никто не смеет соваться в чужую жизнь. Пусть человек решает сам за себя. Помочь ему можно, а указывать - нет.
Если ты думаешь, что это грех, значит, грех. Человек сам создает свои грехи.

<...>
Отчаяться каждый может. А вот чтобы совладать с собой, нужно быть человеком.

<...>
Люди бегут от того ужаса, который остался позади, и жизнь обходится с ними странно — иной раз с жестокостью, а иногда так хорошо, что вера в сердцах загорается снова и не угаснет никогда.

<...>
То, к чему люди обычно стремятся и чего добиваются, оставляло его совершенно равнодушным. Он словно жил в каком-то странном затихшем доме и спокойными глазами смотрел оттуда на мир. Ной был чужой в этом мире, но чувства одиночества он не знал.

<...>
Женщине легче переделаться. У женщины вся ее жизнь в руках. А у мужчины — в голове.

<...>
Потребность рождает идею, идея рождает действие.

<...>
Как мы узнаем самих себя, если у нас отняли прошлое?

<...>
Смолоду кажется, что тебя хватит на тысячу жизней, а на самом-то деле дай бог одну прожить.

<...>
Даст Бог, придет время, когда добрые люди не все будут бедняками.

<...>
– Мы живем в свободной стране.
– Пойди поищи ее, свободу. Мне один говорил: сколько у тебя есть в кармане, на столько у тебя и свободы.

<...>
И поскольку старый Том и дети чувствовали страх и горе только тогда, когда их чувствовала мать, она закрыла доступ в свое сердце и горю и страху


сейчас проглатываю страницами "предчувствие конца" джулиан барнс, вкусно


  • 1
респектую! стейнбека очень люблю, правда до гнева еще не дошла
мне очень "зима тревоги нашей" нравится

  • 1